Жёлтый

Я не знаю уж почему так вышло, но жёлтый чай вписался в мою картину мира позже остальных. И сразу стал особенным. Для этого не потребовалось танцев с бубном, загадочных историй, дыхания тысячелетий и прочих способствующих факторов.

          И нет, я не была впечатлена его вкусом, ароматом или видом. Честно говоря, в первых раз у нас всё прошло как-то скомкано и наслаждения я не испытала. Чай был сварен показательно опытным мастером и затем, пока мы дожидались то ли того момента, когда чаинки осядут, то ли, когда мастер освободится, он крепко настоялся. Прямо вот до уровня кудина. Конечно, мы даже не смогли его допить, и вкус чая в тот раз остался для меня загадкой. (Только не говорите мне про невыносимую сладость после горечи, поверьте, желтый он не про это.)  Поэтому внятного ответа у меня нет: почему всё же именно он. Похоже, это счастливое совпадение — всё, что случилось потом, после чая, было чудесным, и мозг как-то сассоциировал этот чай и волшебство мира. (Злые циники на этом месте должны бы подумать, что кофеиновое опьянение тому причина; пусть даже и так, это уже не имеет значения).
                   Нет смысла описывать всю историю отношений, она была непроста, но множество ярких переживаний про чай оказались жёлтыми. Томлёные семечки, напитанные солнцем в прогулке по берегам Москвы-реки, типовой стаканчик в уютном закрытом дворике Лицзяна, прощальный вечер с друзьями, сладкое одиночество чаепитий, тишина гор. Очень незаметно этот вид чая стал для меня мерилом культурного уровня и глубинного чайного переживания.
                 Сложный чай.  Этой сложности у него хоть отбавляй — в обработке, в заваривании, в поиске качественного продукта, в раскрытии и описании вкуса. Но не за это я его люблю. И не за то, что «самый редкий».   Это тот чай, который стал проводником для меня в место силы, в то, которое не снаружи, а внутри. И даже еще до того, как я начала это понимать, я нутром чуяла с кем можно его заварить и выпить, а с кем не стоит, в каком лесу он станет живой водой, а где уйдет бесследно в песок.  Сейчас  чаще я выбираю насладиться встречей в одиночку. Будто в этих молчаливых моментах и скрыта моя истинная чайная жизнь.